Физическое лицо – предприниматель: вопросы правового регулирования в РФ

Вполне естественно, что в условиях подобной неопределенности толкование этого признака и вытекающих последствий будет различаться у гражданина и заинтересованных государственных органов. В данном случае сложности возникают при оценке предпринимательской деятельности, субъекты которой скрывают ее, а при выявлении отрицают наличие пред­принимательства, ссылаясь именно на то, что акции, внешне схожие по цели с предпринимательскими, носят не систематический, а случайный, разовый, повторный и т.п. характер. А органы, осуществляющие государственное регулирование, ставят собственника - непредпринимателя в худшее положение по сравнению с зарегистрированным лицом.

Возьмем типичный пример. По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчи­ку, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Статья 711 части второй ГК РФ определила следующий по­рядок оплаты подрядных работ: если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в со­гласованный срок либо с согласия заказчика досрочно. Подряд­чик вправе требовать выплаты ему аванса либо задатка только в случаях и в размере, указанных в законе или договоре подряда.

Сегодня по различным причинам многие работники заняты на основном производстве неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, и они периодически подряжаются на выполне­ние строительных или иных подрядных работ. Сколько же раз в месяц, квартал, год они должны выполнять их, чтобы такая деятельность могла быть расценена как предпринимательская? Или, может, вести отсчет по-другому: сколько раз в указанные отрез­ки времени они получали оплату за выполненные работы? Но возможна и ситуация, прямо предусмотренная ст. 711 ГК. Два-три человека в течение полугода обустраивали «фазенду», возводили дом, сарай, баню, а оплату получили пос­ле полного окончания работ, т. е. один раз. Значит, нет системати­ческого получения прибыли, следовательно, и нет предприни­мательства? А если они получали оплату ежемесячно, то налицо предпринимательство? В законодательстве ответа нет.

Недостаточно ясным с точки зрения определения пред­принимательства остается и вопрос приобретения акций и облигаций предприятия. Дело в том, что третий признак самостоя­тельности деятельности можно расценивать по-разному, в том числе и так, что гражданин самостоятельно приобрета­ет ценные бумаги и извлекает прибыль, «пользуясь» ими[4].

Следующий (четвёртый) бесспорный признак предпринимательской деятельности - ее осуществление на свой риск, то есть под собственную имущественную ответственность. Такой риск включает принятие на себя предпринимателем как собственником имущества не только могущих произойти неблагоприятных последствий, но и дополнительного (специ­фического предпринимательского) риска в обязательствен­ных отношениях. Ответственность предпринимателя является повышенной, на него возлагаются неблагоприятные послед­ствия, возникшие не только по его вине, но и в иных случа­ях, кроме непреодолимой силы. Однако всё-таки законодатель никак не разъясняет: что такое есть риск, равно как и то, зачем понадобилось представление о предпринимательстве непременно связывать с риском.

Риск - понятие неоднозначное, отражаемые им обществен­ные отношения внутренне противоречивы. Иногда в научной лите­ратуре риск интерпретируется слишком односторонне, только как «возможный отрицательный результат деятельности»[5]. Конечно, как усилия в расчете на будущий спрос, который не всегда может быть гарантирован в условиях рынка, предпринимательство объектив­но сопряжено с некоторой неопределенностью и неустойчивостью, возможностью невостребования результатов своей деятельности, что означает неизбежность риска, в частности угрозу потерь вре­мени, ресурсов, прибыли, вплоть до вероятности банкротства. Но это лишь одна, причем не главная, грань предпринимательства. Рискуют как раз по другому поводу, в надежде на удачный исход затеянной неординарной операции, на получение более высокой прибыли по сравнению с другими предпринимателями, занимаю­щимися сходной деятельностью.

 Существенным упущением законодателя в понятия предпринимательства, приведенном в Кодексе, можно считать отсутствие упоминания признака профессионализма в деятельности предпринимателя. Такой признак упоминается в законодательстве Франции (ст. 1 Французского торго­вого кодекса), Германии (§ 1 Германского торгового уло­жения) и ряда других стран. Русские дореволюционные ав­торы также выделяли намерение вести торговлю как про­мысел[6]. Отсутствие этого признака не означает, что не бывает некомпетентных, непро­фессиональных предпринимателей. Условный признак про­фессионализма призван нести иную нагрузку.

Гражданин-предприниматель должен открыто относиться к объекту своей деятельности как профессионал, специалист. Интересно в этом плане определение ст. 2-104 Единообразного торгового кодекса США: «Коммерсант - это тот, кто совершает операции с товарами определенного рода или каким-либо другим образом по роду своих занятий ведет себя так, как будто он обладает особыми знани­ями или опытом в отношении операций и товаров, являю­щихся предметом сделки, а также тот, кто может рас­сматриваться как обладающий такими знаниями или опытом вследствие того, что он использует услуги агента, брокера или иного посредника, который ведет себя так, как будто он обладает такими знаниями и опытом»[7].

В качестве последнего признака предпринимательской деятельности законодатель в ст.2 ГК выделяет ее осуществление лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. При смысловой верности этого признака он весьма неточно расположен юридико-технически. В результате буквального толкования упомянутой нормы выясняется, что осуществление самостоятельной, на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли лицами, не зарегистрированными в качестве предпринимателей, не является предпринимательством. Кроме того, формулировка ст.2 Кодекса противоречит п.4 ст.23 ГК, где все же признается незаконной (без регистрации) деятельность по извлечению предпринимательской прибыли.

Упомянутую неточность достаточно легко исправить. Следует вынести требование о необходимости государственной регистрации предпринимателя за рамки легального определения предпринимательства. Наверное, имеет смысл, для того чтобы устранить юридико-технические недочёты и усечённость гражданского законодательства в вопросах  предпринимательства, разработать и принять специальный закон о предпринимательской деятельности, который позволит упростить приобретение статуса и деятельность предпринимателя, оптимизировать и удешевить государственное регулирование его деятельности и надзор за  нею, что, несомненно, пойдет на пользу всему обществу и облегчит работу правоприменителя.

 

2.2. Право на экономическую деятельность.

Право на экономическую деятельность предусматривает свободное использование человеком своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности. Конституционные положения в силу их повышенной стабильности и жесткости не подходят для регулирования рыночных отношений. Их роль - гарантировать устойчивость и предсказуемость законодательства о предпринимательстве.

Самое важное изменение концептуального подхода к предпринимательству - это наличие ст.34 в главе 2 Конституции, посвященной правам и свободам человека и гражданина. Трактовка предпринимательства через призму прав человека позволяет утверждать, что отношения государства и предпринимателей являются отношениями равных партнеров и у них имеются взаимные права и обязанности.

Признание права на экономическую деятельность порождает для государства определенные обязанности, выступающие как гарантии этого права. Государственные органы, например, не могут отказывать предприятию в регистрации, ссылаясь на нецелесообразность. Они должны бороться с рэкетом и вымогательством, защищать имущество частного предпринимателя наравне с государственной собственностью. Всей своей экономической политикой правительство правового государства содействует и помогает частному бизнесу, поощряет его развитие и защищает от незаконных посягательств. Любой ущерб, нанесенный предприятию по вине должностных лиц государственных органов, подлежит возмещению.

В то же время это право подлежит определенным ограничениям. Государство запрещает определенные виды экономической деятельности (производство оружия, изготовление орденов и др.) или обусловливает такую деятельность специальными разрешениями (лицензиями). Государство регулирует экспорт и импорт, что накладывает на многие предприятия определенные ограничения. Наконец, государственные органы вправе требовать от предпринимателя финансовой отчетности, не затрагивая при этом коммерческой тайны. Эти и ряд других ограничений необходимы в интересах всей национальной экономики, но должны опираться на законодательную базу.

Роль государства как субъекта предпринимательского процесса может быть различной в зависимости от общественных условий, ситуации, складывающейся в сфере деловой активности, и тех целей, какие ставит перед собой государство. В зависимости от конкретной ситуации государство может быть:

·        тормозом развития предпринимательства, когда оно создает крайне неблагоприятную обстановку для развития предпринимательства или даже запрещает его;

·        посторонним наблюдателем, когда государство прямо не противодействует развитию предпринимательства, но в то же время и не способствует этому развитию;

·        ускорителем предпринимательского процесса, когда государство ведет постоянный и активный поиск мер по вовлечению в предпринимательский процесс новых экономических агентов (нередко такая целенаправленная деятельность государства вызывает «взрыв» предпринимательской активности и приводит к «буму» предпринимательства).

Если раньше в сфере экономики существовала монополия государства, то теперь предпринимательство рассматривается в Конституции как сфера, в которой приоритетом обладает частный интерес. Конституция РФ специально выделяет еще одну форму экономической деятельности, подлежащую запрету, - ту, которая направлена на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Под недобросовестной конкуренцией понимается ведение конкурентной борьбы (которая сама по себе в рыночных условиях правомерна) нечестными и незаконными методами. Конституционный уровень запрета монополизации и недобросовестной конкуренции объясняется тем, что ограничения злоупотреблений свободой предпринимательства тесно связаны с самой этой свободой, а также стремлением законодателя подчеркнуть особую опасность этих злоупотреблений для национальной экономики. Злоупотребления, связанные с доминирующим положением на рынке и нарушением этических правил конкуренции, губительны для граждан и всего общества. Отсутствие конкуренции задерживает экономический и технологический прогресс, подавляет активность мелкого и среднего бизнеса, снижает качество товаров, ведет к поддержанию высоких цен, ущемляет право многих людей на свободную экономическую деятельность. По интересам граждан и экономики бьет недобросовестная конкуренция, которая проявляется в заключении соглашений о ценах (для поддержания высоких цен), разделе рынков, устранении с рынка других предпринимателей. Интересы потребителей ущемляются, когда их вводят в заблуждение относительно изготовителя, назначения, способа и места изготовления, каче­ства и иных свойств товара другого предпринимателя, путем некорректного сравнения товаров в рекламной и иной информации, копирования внешнего оформления или использования товарного знака чужого товара и иными способами.

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21



Реклама
В соцсетях
скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты