Категория наклонения глагола в русском и казахском языках

Такие формы глагола, как говорю – сойлеймiн, верю – нанамын, сижу отырмын, лежу – жатырмын, и т.д. обозначают реально существующие действия, а формы сказал бы – айтар едiм, верил бы – нанар едiм, сидел бы – отырар едiм, верь – нан, ляг – жат, и т.п. обозначают действие не реальное, а возможное, предположительное.

Следовательно формы наклонения по существу делятся на две группы:

1.                             Формы изъявительного наклонения, как формы выражающие реальное действие.

2.                             Формы условно-желательного и повелительного наклонений, как формы выражающие возможное, предположительное, желательное действие.

Изъявительное наклонение

В определении и понимании изъявительного наклонения как в русском языке, так и в казахском особых различий нет.

Значение изъявительного наклонения в сопоставляемых языках в основном совпадает. В “Сопоставительной грамматике русского и казахского языков” отмечается: “В обоих языках изъявительное наклонение обозначает реальное действие, где устанавливается наличие действия в прошедшем, настоящем и будущем времени или же отрицается его наличие. Характерной особенностью изъявительного наклонения в данных языках является обязательная его связь с временами.

Формы изъявительного наклонения ни в русском, ни казахском языке специальных морфологических показателей временных форм, они выражают модальные оттенки достоверности, реальности.

Модальность глагола изъявительного наклонения обычно зависит от того, каков характер связи между действием и его субъектом. Эта связь может быть реальной, возможной, желательной, необходимой и т.д.

В этом отношении нужно прежде всего отметить употребление форм изъявительного наклонения казахского глагола с различными модальными оттенками. Так, например, в предложении:

”Куштiн кайда екенiн ендi бiлдiк кой”, дедi Толковый. - Теперь только узнали, где находится сила”- сказал Толковый.

                                                (В ссылке).

Егер бiреумiз тiрi болсак, жауды откiзбеспiз, Пока хоть один из нас жив, “заяц” к фронту не проскочит.

Глагольная форма “бiлдiк” “болсак” выражает не только реальность действия в настоящем прошедшем времени, но и обозначает действие, осложненное оттенком объективно-обусловленной возможности, неизбежности.

В предложении:

“Узак жылдар естен кетпейтiн сабакты сол жерде аласын” - Там-то получишь поучительные уроки на многие годы.

                                                (В ссылке)

Глагольная форма “аласын” указывает не на реальность, а на обязательную возможность связи действия с его субъектом.

Пример: Я одной рукой поднимаю 2 пуда.

                Мен бiр колмен 2 пут капты котеремiн.

Когда действие всецело зависит от субъекта. В русском языке подобных примеров много:

Полноте, не будем плакать... М итак всех испугаем...

Сабыр кылыныз, жыламайык, Елдi коркытамыз.

                                                (“Случай из практики”.)

В этом предложении форма указывает на возможность связи действия с его субъектом.

Глаголы со значением объективно-обусловленной возможности и невозможности очень часто сочетаются с модальным глаголом мочь:

Мне вдруг стало жаль мамы, так жаль, я обняла ее голову, сжала руками и не могу выпустить.

                                                (“Невеста”).

Глаголы “обняла”, “сжала” употреблены с формой не могу выпустить. Форма “не могу выпустить” в значении “не могла выпустить” имеет модальный оттенок объективно-обусловленной возможности.

Формы изъявительного наклонения русского и казахского языков могут быть осложнены также различными волевыми оттенками:

Откiзбеймiн, жiбермеймiн.

1. Решимости: Не отопру, не пущу.

2. Намерения: А я поеду и все расскажу.

3. Угрозы: 1. Я проучу Шваврина сказал Пугачев.

Мен Швавриндi уйретемiн -дедi Пугачев.

4. Готовность, когда действие совершается субъектом по воле другого лица.

1. Прикажите, так, прокормим.

Буйырыныз солай тамактандырамыз.

5. Нежелания.

Выражает отношение к актуальному завершению действия.

Не хотел пойти туда.

Баргым келмеп едi сонда.

- Вы постарайтесь, вы употребите все ваше влияние, чтобы я и муж уехали отсюда сегодня же! Слышите! Сегодня же!

                                                (“Дядя Ваня”).

Здесь самый категорический приказ выражен формой изъявительного наклонения:

- Где ты был сейчас? Пошел, скажи, чтобы этому господину подали коляску...

                                                (“Враги”).

Здесь форма изъявительного наклонения выражает волеизъявление говорящего лица.

Лексическое содержание некоторых глаголов русского и казахского языков совпадает со значениями повелительного наклонения. В казахском языке: мызгу (менять положение), буйыру, сынату, булжытпау. В русском языке: привязывать, умолить, просить, наказывать, велеть, требовать, заставить , разрешить и др.

- Иван Петрович, я требую, чтобы вы замолчали.

                                                (“Дядя Ваня”).

- Нет, прошу вас, умоляю, не пейте больше.

                                                (“Дядя Ваня”).

Как уже было отмечено, в русском и казахском языках изъявительное наклонение имеет формы времени...

Настоящее время (Осы шак)

В русском языке существует только одна форма глагола настоящего времени, имеющая несколько значений. В казахском же языке есть несколько форм настоящего времени, которые выражают разные значения:

1. Простая форма нак осы шак: мен отырмын - я сижу, сен отырсын - ты сидишь, ол отыр - он сидит.

2. Сложная форма нак осы шак: мен жазып отырмын - я пишу, сен жазып отырсын, - ты пишешь, ол жазып отыр - он пишет.

3. Форма ауыспалы шак: балык жузедi - рыба плавает.

Рассмотрим, какому значению настоящего времени глагола в русском языке соответствует каждая из этих форм.

1. Настоящее время четырех глаголов жат, отыр, тур, жур соответствует  форме настоящего времени эквивалентных им русских глаголов (лежать, сидеть, стоять, ходить).

2. Настоящее время глагола в русском языке, обозначающее действия или состояния, постоянно присуще, определенным предметам или лицам, передается в казахском языке формой ауыспалы осы шак:

Все чихают.                            Тушкiргенде не тур, журттын бэрi тушкiредi

(“Смерть чиновника”)          (“Чиновниктi ажалы”)

3. Остальные значения настоящего времени глагола выражаются в казахском языке главным образом сложной формой ауыспалы осы шак:

В зале окружного суда идет заседание.

                                                (“Сонная одурь”)

Округтiк соттын залында сот мэжiболып жатыр.

Егор Нилыч спит.                  Егор Нилыч уйыктап жатыр.

          (“Маска”).                             (“Маска”).

Прошедшее время (откен шак).

Различным значениям глаголов как совершенного, так и неовершенного вида, выраженным формами прошедшего времени, в казахском языке соответствует форма жедел откен шак (очевидное прошедшее время), которая является самой емкой, всеобъелющей формой прошедшего времени в казахском языке:

Приезжал доктор.                          Дэрiгер келдi.

(“лошадиная фамилия”)                           (“Жылкы аттас фамилия”).

Здесь приезжал – прошедшее время несовершенного вида, келдi – жедел откен шак.

 Старцеву представили Екатерину Ивановну, восемнадцатиленюю девушку, очень похожую на мать, такую же худощавую и миловидную.

                                                (“Ионыч”).

Екатерина Ивановна – шешесiнен айнымаган, дэл сондай ашан жэне суйкiмдi, он сегiз жастагы бойжеткен кызды Старцевпен таныстырды.

                                                (“Ионыч”).

На лбу у Федрикова выступил пот.

                                                (“Экзамен на чин”).

Федриковтын мандайынан муздай тер шыкты.

                                                (“Чин алу емтиханы”).

Здесь представили, выступил, махнул – прошедшее время совершенного вида, танысырды, шыкты, сiлтедi – жедел откен шак.

Значения прошедшего времени глаголов совершенного вида русского языка в казахском часто соответствуют формы деепричастий, а также формы прошедшего времени в сочетании со вспомогательными глаголами:

Нафанаил шаркнул ногой и уронил фуражку.

                                                (“Толстый и тонкий”).

Нафанаил аягын шарт етлiп тура калганда, фуражкасын тусiп алды.

                                                (“Жуан мен жiшке”).

Формам прошедшего времени глагола несовершенного вида в казахском языке ингода соответствует форма тиянаксыз откен шак (имперфект):

Оленька, дочь отставного коллежского асессора Племянникова сидела у себя во дворе на крылечке задумавшись.

                                                (“Душечка”).

Отставкадагы коллежский асессор Племянниковтын кызы Оленька оз уйiн есi алдында ойга шомып отырпан едi.

                                                (“Саулеш”).

В один прекрасный вечер не менее прекрасный экзекутор, Иван Дмитриевич Червяков, сидел во втором ряду кресел и глядел в бинокль на “Корневильские колокола”.

                                                (“Сметь чиновника”).

Кереметтей конiлдi кеште бiлдей мекеменiн шаруашылык жагын куйттейтiн, кереметтей бiркызметкерi Иван Дмитриевич Червяков екiншi катардагы креслолардын бiнде “Корневиль конырауларын” дурбiмен карап отыр едi.

                                                (“Чиновниктiн ажалы”).

Будущее время (келер шак).

Будущему времени глагола русского языка (как простому, так и сложному) в казахском языке, в основном соответствует форма ауыспалы келер шак (будущее переходное), которое образуется из формы деепричастия на –а, -е, -й и аффиксов лица: бара-мын (пойду), кете-мiн (уйди), сойлей-мiн (буду говорить):

Нет, поеду! Поеду – сказала Екатерина Ивановна, шутя и капризничая топнула ножкой.

                                                (“Ионыч”).

Екатерина Ивановна калжындап, еркелеп: жок барамын! Барамын! – дедi де тебiп калды.

                                                (“Ионыч”).

Теперь не подумает, так после подумает!… Он принимает душ, сейчас придет.

                                                (“Моя жизнь”).

Казiр ойлаганмен кейiн ойлайды гой!… Душта шомылып жатыр, казiр келедi.

                                                (“Менiн омiм”).

При передаче форм будущего времени на казахский язык, особенно формы простого будущего времени с приставкой, часто употребляется вспомогательный глагол:

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8



Реклама
В соцсетях
скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты скачать рефераты